» » Профилактика рака мочевого пузыря: обзор

Чем вы руководствуетесь при покупке лекарств?

Рекомендацией врача
Советом фармацевта в аптеке
Информацией из интернета, ТВ
Собственным опытом
 
 
 
опросник возрастных симптомов мужчины







Календарь новостей

«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Обмен ссылками



Профилактика рака мочевого пузыря: обзор

11.02.11, посмотрело: 6525

John T. Leppertа, Oleg Shvartsа, Kelly Kawaokaа, Ron Liebermanb, Arie S. Belldegrunа, Allan J. Pantuckа

а - Отделение урологии, David Geffen School of Medicine, UCLA, США
b - Национальный институт рака, Отделение профилактики рака, Направление химиопрофилактики, Bethesda, MD

Перевод: Сорокин К.В.

Абстракт

Введение: Рак мочевого пузыря - идеальная модель для разработки и применения методов профилактики рака. Мы провели обзор эпидемиологии переходноклеточной карциномы (transitional cell carcinoma - TCC), а также современного состояния и перспектив профилактики рака мочевого пузыря.

Материалы и методы: Проведен обзор статей о профилактике рака мочевого пузыря, прошедших внешнее рецензирование.

Результаты: По результатам доклинических и ряда клинических исследований, удается предотвратить или замедлить развитие рака мочевого пузыря у пациентов из группы высокого риска, а также снизить риск рецидивов. Тем не менее, во многих эпидемиологических исследованиях таких природных веществ, как витамины и растительные препараты, не доказано их профилактическое действие.

Выводы: Несмотря на то, что многие вещества перспективны в плане профилактики рака мочевого пузыря, ни одно из них нельзя рекомендовать как доказанный метод. Для разработки рекомендаций необходимо точнее оценивать риск и определить биомаркеры суррогатных конечных точек. Развитие химиопрофилактики рака мочевого пузыря будет определяться качеством дизайна исследований.

1. Введение

Рак мочевого пузыря находится на четвертом место по частоте у мужчин и на восьмом - у женщин, что свидетельствует об актуальность этой проблемы. В США в 2005 году предполагаемое количество впервые диагностированных случаев рака мочевого пузыря составит 63210, а количество смертей от рака мочевого пузыря - приблизительно 13180 [1]. Раком мочевого пузыря чаще болеют мужчины (отношение количества мужчин и женщин 2,6:1). Средний возраст постановки диагноза равен 73 годам [2]. Несмотря на уменьшение числа курящих в США, стандартизированная заболеваемость раком мочевого пузыря среди мужчин и женщин с 1980-х годов не изменилась или незначительно повысилась

Переходноклеточная карцинома (transitional cell carcinoma - TCC) - самый частый тип опухоли в США, при этом около 90% опухолей мочевого пузыря развиваются из уротелия. В развитии рака мочевого пузыря главную роль играют экзогенные факторы риска. Курение - это единственный наиболее значимый предотвращаемый фактор.

Считают, что рак мочевого пузыря развивается при взаимодействии факторов внешней среды и генетической предрасположенности. Клинически и гистологически опухоли мочевого пузыря можно разделить на поверхностные высокодифференцированные папиллярные опухоли и низкодифференцированные злокачественные опухоли (in situ или инвазивные). Большинство опухолей мочевого пузыря (70-80%) относятся к поверхностным. Опухоли в пределах слизистой оболочки резецируют. После резекции у 50-70% больных наблюдаются рецидивы, часто в течение 12 месяцев после постановки диагноза. Приблизительно в 5-20% из этих рецидивов происходит распространение опухоли в мышечный слой [3,4]. Частые рецидивы опухолей мочевого пузыря объясняют двумя причинами. Гипотеза "ракового поля" состоит в том, что токсины повышают чувствительность всего уротелия к развитию множественных единичных опухолей через некоторое время на некотором расстоянии. Напротив, теория отсева предполагает, что клоны опухолевых клеток внедряются в прилежащую здоровую слизистую оболочку мочевого пузыря. В принципе, обе модели допускают возможность адъювантного применения методик или препаратов для профилактики новых опухолей.

2. Химиопрофилактика рака мочевого пузыря

Рак мочевого пузыря - идеальная модель для оценки методов профилактики. Мочевой пузырь легко доступен, можно провести мониторинг множеством неинвазивных или малоинвазивных методик. Для продольного наблюдения можно производить анализ мочи при самостоятельном мочеиспускании, хотя в настоящее время для скрининга его не применяют. Цистоскопия позволяет проводить малоинвазивное наблюдение за слизистой оболочкой мочевого пузыря и забор тканей. Сейчас в протоколах наблюдения за больными TCC мочевого пузыря эти методы сочетают. За последние 10 лет была показана возможность химиопрофилактики и снижения смертности от простого эпителиального рака в группах с высоким риском [5]. Несмотря на это, крупные испытания методов профилактики рака мочевого пузыря проводят редко, и в настоящее время мало таких исследований активно привлекают больных. Идеальный препарат для химиопрофилактики должен быть простым для применения, иметь мало побочных эффектов, быть специфически нацеленным на метаболизм внешних или внутренних канцерогенов, чтобы остановить малигнизацию. Этот препарат следует применять преимущественно в популяциях с высоким риском. Чтобы оценить индивидуальный риск, следует учитывать биомаркеры и подверженность факторам риска. Развитие химиопрофилактики рака мочевого пузыря будет определяться качеством дизайна исследований.

3. Факторы высокого риска

3.1. Курение и рак мочевого пузыря

Курение - главный экзогенный фактор риска рака мочевого пузыря. Курильщики в 2-3 раза чаще болеют TCC и 50% опухолей мочевого пузыря напрямую связаны с курением. [7] Точный механизм канцерогенеза рака мочевого пузыря у курильщиков остается неясным. В табачном дыме содержится более 60 канцерогенов. Из них для 4-аминобифенида, акролеина и активных форм кислорода показана способность индуцировать опухоли уротелия. Первичными канцерогенами, индуцирующими рак мочевого пузыря у курильщиков, считаются ариламины, включая аминобифенилы. Курение также сопряжено с образованием ДНК-аддуктов и изменением экспрессии гена супрессора опухолей р53 [8]. Генетический полиморфизм в генах ДНК-репарации (например, XPCC1), а также ферментов фазы I (например, цитохромов P450) и фазы II (например, глутатион S-трансферазы) может усиливать повреждение уротелия и нарушать обезвреживание ксенобиотиков и мутагенов табачного дыма [9]. В исследованиях показано, что опухоли мочевого пузыря у курильщиков имеют тенденцию к крупным размерам, более высокой стадии, мультифокальности и низкой степени дифференцировки [10]. Несмотря на то, что некоторые авторы не находили отличий в мутационном спектре между курильщиками и некурящими, в других исследованиях поддерживается концепция того, что опухоли, связанные с табакокурением, отличаются от не связанных с ним на молекулярном уровне [11,12]. У курильщиков выше смертность от рака мочевого пузыря (40%, у некурящих - 20%) [13]. В США почти 50% населения - бывшие курильщики. Если сохранится эта тенденция, бывшие курильщики составят большинство больных раком мочевого пузыря. Прекращение курения связано со значительным снижением риска рака мочевого пузыря. Риск снижается на 30-40% после 1 года [14,15]. Однако, у бывших курильщиков риск рака мочевого пузыря выше, чем у некурящих даже через 25 лет после курения (Таблица 1).

Таблица 1 - Методы химиопрофилактики рака и степень их доказанности

Высокая степень доказанности
Прекращение курения
Предварительные данные Повышенное потребление жидкости
Низкокалорийное и бедное жирами питание
Повышенное потребление овощей и фруктов
Потребление полифенолов зеленого чая
Мультивитаминные добавки
Витамин С и витамин Е (у некурящих)
Неизвестная или неясная степень доказанности Устранения воздействия мышьяка и нитратов
Соевые продукты
Витамин А
Селен
Нестероидные противовоспалительные (НПВС)

3.2. Профессиональные вредности

Многие промышленные реагенты, например, 2-нафтиламин, 4-аминобифенил, 4-нитробифенил, бензидин, анилиновые красители, сажа, хлорированные алифатические углеводороды и многие альдегиды, участвуют в канцерогенезе рака мочевого пузыря [16,17]. С этими канцерогенами контактируют рабочие автомобильной промышленности, маляры, водители грузовиков, операторы сверлильного пресса, рабочие кожевенной промышленности, обработчики металла, машинисты, рабочие химчисток, изготовители газет, веревок, одежды, парикмахеры, паяльщики, зубные техники и врачи. С профессиональными вредностями связаны 20% случаев рака мочевого пузыря в США с латентным периодом от 30 до 50 лет после воздействия фактора [18,19]. Следует информировать рабочих предприятий с высоким риском о потенциальной опасности и методах ее снижения.

3.3. Факторы внешней среды

Развитие саркомы мочевого пузыря связано с некоторыми природными веществами и промышленными выбросами. Мышьяк - элемент, который встречается в природе повсеместно и в основном переносится водой. В разных регионах содержание мышьяка в грунтовых водах варьирует, и в некоторых частях света оно ничтожно низко. Признано, что неорганические соединения мышьяка вызывают рак кожи и легких. В эпидемиологических исследованиях выявлена значимая связь между воздействием мышьяка и риском рака мочевыводящих путей в эндемичных очагах арсениаза в юго-западной Тайвани [20], а также в странах с повышенным содержанием мышьяка в питьевой воде (Японии, Аргентине, Чили и Финляндии) [20]. Тем не менее, в последнем исследовании в США при содержании мышьяка в питьевой воде 30-60 мкг/л не отмечено повышения риска смерти от рака мочевого пузыря [21]. Однако измерять содержание мышьяка в воде (например, при помощи генерирования гидрид-ионов в сочетании с атомной сорбционной спектрометрией) -. это очень прямолинейный подход. Оценить индивидуальную дозу мышьяка значительно труднее. Для этого требуются данные о длительности и количестве потребления, что можно с невысокой точностью оценить при помощи опросников или интервью. Такие эпидемиологические исследования могут потребовать учета сопутствующих факторов, например, возраста, пола и курения.

Из-за широкого применения удобрений и пестицидов в питьевой воде часто содержатся нитраты. В выборочных исследованиях в Испании и когортных исследованиях в США показано повышение частоты рака мочевого пузыря при высоком содержании нитратов в питьевой воде [22,23]. Более поздние исследования не подтвердили эти результаты [24,25]. Роль мышьяка и нитратов в канцерогенезе требует дальнейшего уточнения.

4. Роль питания в профилактике рака мочевого пузыря

В профилактике рецидивов рака в качестве дополнения можно применять вещества растительного происхождения. Они могут действовать, изменяя экспрессию генов или проявляя антиоксидантную активность. Наши представления о роли питания в развитии и течении рака мочевого пузыря быстро расширяются. С усложнением дизайна исследований акцент сместится с определенных продуктов и режимов питания на определенные микроэлементы.

5. Европейское проспективное исследование связи питания и рака (The European Prospective Investigation into Cancer and Nutrition - EPIC)

Европейское проспективное исследование связи рака с питанием (EPIC) - крупнейшее в истории исследование влияния диеты на здоровье. В нем задействовано более 500000 человек в 10 странах Европы (Дания, Франция, Германия, Греция, Италия, Нидерланды, Норвегия, Испания, Швеция и Великобритания). В EPIC изучают влияние диеты, статуса питания, образа жизни и факторов внешней среды на частоту рака и других хронических заболеваний. EPIC началось в 1992 году, и выборку составляли из общей популяции 20 лет или старше. При помощи опросников получали подробную информацию о диете и образе жизни, производили антропометрические измерения и анализ крови. За счет большой выборки с различным питанием во многих странах EPIC должно было предоставить самую качественную информацию о связи рака мочевого пузыря с диетой. Отчеты об этом должны быть опубликованы через год.

5.1. Потребление жидкости

Предполагают, что при раке мочевого пузыря следует потреблять много жидкости, так как это повышает диурез, уменьшает продолжительность контакта канцерогенов с уротелием и снижает относительную концентрацию канцерогенов. В исследование Health Professionals Follow up Study наблюдали 48000 мужчин в течение 10 лет и обнаружили обратную связь между потреблением жидкости и риском рака мочевого пузыря [26]. У мужчин с наибольшим потреблением жидкости (более 2,531 мл/день) риск рака мочевого пузыря был приблизительно в 2 раза ниже, чем в группе с наименьшим потреблением (1,290 мл/день). Вода - единственный напиток, для которого была отмечена такая закономерность. У мужчин, которые выпивают 6 стаканов воды в день, риск рака мочевого пузыря снижается на 51% по сравнению с выпивающими одну чашку воды в день. Несмотря на эти данные, связь потребления жидкости и риска рака мочевого пузыря остается спорной. В других исследованиях корреляции между потреблением жидкости и риском рака мочевого пузыря не обнаружено [27]. Кроме того, рекомендация увеличить потребление жидкости может оказаться непрактичной. В Health Professionals Follow up Study не обнаружено связи между потреблением кофе или алкоголя с риском рака мочевого пузыря, тогда как в некоторых исследованиях случай-контроль отмечена положительная корреляция между потреблением кофе и частотой рака мочевого пузыря [27,28]. В последнем мета-анализ этих исследований показана возможная, хотя и слабая связь между потреблением кофе и риском рака мочевого пузыря при учете других факторов [29]. Таким образом, роль кофе и алкоголя в развитии TCC не доказана, вклад курения и других факторов трудно учесть, и это значительно ограничивает возможности исследований в этом направлении. Перед разработкой рекомендаций о потреблении воды или других напитков требуется провести дальнейшие исследования.

5.2. Калорийность питания

У мужчин моложе 65 лет в США высококалорийное питание было связано с высоким риском рака мочевого пузыря [30]. Калорийность, по-видимому, влияет на развитие опухоли через инсулиноподобный фактор роста (IGF). У мышей снижение калорийности питания замедляло развитие опухоли мочевого пузыря, и этот эффект устранялся при введении IGF-1 [31]. В исследовании случай-контроль у больных с повышенным уровнем IGF в плазме рак мочевого пузыря развивался в три раза чаще [32]. Тем не менее, следует осторожно относиться к оценке этиологической роли анализа плазмы после постановки диагноза, так как это ретроспективное, а не проспективное исследование случай-контроль.

5.3 Потребление жира

В некоторых исследованиях показана корреляция потребления жира и канцерогенеза через такие механизмы, как оксидативный стресс и образование свободных радикалов. Многоцентровые исследования случай-контроль в Испании показали, что при повышенном потреблении жира у мужчин значительно повышался риск рака мочевого пузыря (относительный риск 2,25) [33]. В более поздних исследованиях эта связь была верифицирована в зависимости от количества потребляемого жира [35]. В мета-анализе 38 статей показано снижение риска рака мочевого пузыря при низком потреблении жира (относительный риск 0,8) [36]. Связано ли повышение риска с высокой калорийностью или с высоким потреблением жира, еще предстоит выяснить. Тем не менее, следует рекомендовать снижение потребления жира как потенциальный метод профилактики рака различных локализаций.

5,4. Потребление овощей и фруктов

В 1997 году международная группа обозревателей сделала заключение о том, что повышенное потребление овощей снижает риск рака мочевого пузыря [37]. В упомянутом ранее мета-анализе сделан такой же вывод (относительный риск 0,7) [36]. Проспективное исследование 39000 людей, переживших ядерный взрыв в Японии, показало, что регулярное потребление овощей и фруктов снижало риск рака мочевого пузыря на 50%. Наибольшее влияние оказывали зеленые и желтые овощи [38]. Дальнейший анализ этих исследований показал, что у овощей протективный эффект более выражен, чем у фруктов. Наибольший эффект был получен для некурящих.

5.5. Полифенолы зеленого чая

Чай - самый распространенный напиток в мире. Хотя есть множество различий и сопутствующих факторов, влияющих на частоту рака мочевого пузыря, это заболевание реже встречается в азиатских культурах, употребляющих чай, чем в США и Западной Европе. В семьях, эмигрировавших в США из Японии, риск рака мочевого пузыря возрастал в 2 раза через 2 поколения [39]. В эпидемиологических исследованиях показана обратная связь между потреблением чая и риском рака мочевого пузыря [40]. Зеленый чай - это сложная смесь веществ: кофеина, аминокислот, лигнина, органических кислот, белков, хлорофилла и полифенолов. Флавоноиды зеленого чая широко применяют в пищевых добавках. Катехины входят в семейство флавоноидов. 4 основных катехина: (-)-эпикатехин, (-)-эпикатехина-3-галлат, (-)-эпигаллокатехин и (-)-эпигаллокатехина-3-галлат (EGCG) составляют 40% смеси полифенолов и считаются основными активными веществами зеленого чая [41]. Полифенолы зеленого чая подавляют развитие индуцированного нитрозоаминами рака мочевого пузыря in vitro [42,43]. В исследованиях на людях подтверждено, что полифенолы зеленого чая останавливают канцерогенез, уменьшая нитрозирование и повреждение хромосом [44]. Снижение экскреции с мочой N-нитрозопролина при потреблении чая подтверждает уменьшение нитрозирования, а общее потребление полифенолов можно оценить по концентрации полифенола в моче. В исследованиях in vivo показано, что полифенолы зеленого чая снижают ферментативную активность декарбоксилазы орнитина (ODC). ODC - фермент, определяющий скорость синтеза полиаминов у млекопитающих. Этот фермент играет важную роль в развитии опухолей за счет регуляции синтеза ДНК, РНК и белка [45]. Активность ODC значительно усилена в опухолевых клетках и стимулируется эпидермальным ростовым фактором (EGF) [46,47]. В линиях раковых клеток мочевого пузыря человека обнаружена достаточно высокая чувствительность к альфадифторметилорнитину (DFMO), специфичному ингибитору ODC [48]. Кроме того, в недавних исследованиях показано, что экстракт зеленого чая предотвращает ремоделирование актина в линиях клеток рака мочевого пузыря человека [49]. Клинические испытания экстракта полифенола зеленого чая и ингибитора рецептора EGF сейчас набирают больных для дальнейшего изучения роли зеленого чая в химиопрофилактике рака мочевого пузыря.

5.6. Соевые продукты

Установлено, что соевые продукты снижают риск рака молочной железы, толстого кишечника и простаты [50]. Последний мета-анализ эпидемиологических исследований показал, что соя снижает риск приблизительно на 30% [51]. Связь между потреблением сои и предотвращением рака мочевого пузыря неясна. Два последних проспективных когортных исследования показали, что потребление сои может повысить риск TCC у мужчин в Китае [52,53]. Участники исследований Singapore Chinese Health Study и Shanghai Cohort Study из высшего квартиля по потреблению сои имели риск рака мочевого пузыря в 2,3 раза выше (в 2,18 раз - после учета возраста, уровня образования и статуса курения). Возможно, соя снижает риск рака простаты за счет высокого содержания фитоэстрогенов. Из-за неясности этого вопроса следует осторожно относиться к рекомендации мужчинам потреблять сою, так как она разнонаправленно влияет на рак мочевого пузыря и простаты.

5.7 Витамины и пищевые добавки

При раке мочевого пузыря в сыворотке снижена концентрация селена и витаминов А, С, Е [54]. В небольшом рандомизированном клиническом испытании при лечении БЦЖ и сверхвысокими дозами мультивитаминов показано снижение риска [55]. Это сочетание рекомендованного дневного потребления (recommended daily allowance - RDA) каждого витамина плюс 40000 ЕД витамина A, 100 мг витамина B6, 2000 мг витамина C, 400 ЕД витамина E и 90 мг цинка оказалось эффективнее, чем только RDA отдельных витаминов. В этих исследованиях показан пример вторичной химиопрофилактики. Очевидно, необходимы дальнейшие исследования роли витаминов и добавок.

5.8 Витамин С

Витамин С - мощный антиоксидант и ловушка свободных радикалов. Считается, что витамин С ограничивает повреждение ДНК свободными радикалами, образование канцерогенов (например, нитрозосоединений) и снижает концентрацию 3-гироксантраниловой кислоты, которая вызывает рак мочевого пузыря. Показано, что витамин С ингибирует канцерогенный эффект сахарина в модели рака мочевого пузыря у крыс [56]. В исследованиях на людях показан протективный эффект витамина С в отношении рака мочевого пузыря [57] с относительным риском при повышенном потреблении витамина С 0,4 [58]. Исследование Health Professionals Follow-up Study подтвердило сильную обратную связь между потреблением витамина С и частотой рака мочевого пузыря, но только у некурящих [59]. Совокупность предварительных данных указывает на то, что витамин С может выступать в роли химиопротектора.

5.9. Витамин E

Витамин E также снижает образование N-нитрозосоединений за счет свойств антиоксиданта и ловушки свободных радикалов. Кроме того, витамин Е стимулирует иммунитет, подавляет синтез ДНК, стимулирует апоптоз и ингибирует рост раковых клеток [60]. В эпидемиологических исследованиях при потреблении витамина Е с пищей или добавками снижался риск рака мочевого пузыря [33,34]. В Health Professionals Follow-up Study при дополнительном потреблении витамина Е в течение 10 и более лет частота рака мочевого пузыря снижалась на 30%, но этот эффект также наблюдается только у некурящих [59]. Удивительно, но витамин Е незначительно повышает риск рака мочевого пузыря у курильщиков [61]. В последнем мета-анализе пользу витамина Е признали сомнительной, так как потребление высоких доз витамина Е связано с повышением общей смертности [62]. При таких противоречивых данных роль витамина Е в профилактике рака мочевого пузыря неясна.

5.10. Витамин A

Исследования по оценке роли витамина А в химиопрофилактике рака мочевого пузыря дали противоречивые результаты. В экспериментах на животных добавление в питание витамина А ингибировало рост опухолей мочевого пузыря in vivo [63]. Показано, что аналог витамина А, 13-цисретиноевая кислота, снижает частоту и количество опухолей и повышает степень дифференцировки опухолей мочевого пузыря, индуцируемых канцерогеном BBN [64]. Тогда как в отдельных исследованиях потребление витамина А снижало риск рака мочевого пузыря у людей, при мета-анализе Steinmaus не обнаружил связи между приемом различных аналогов витамина А и раком мочевого пузыря [36]. Побочных эффектов ретиноидов можно избежать, применяя менее токсичные изомеры, например, Этретинат, или 4-HPR. Тем не менее, следует учесть потенциальное негативное действие аналогов витамина А. Бета-каротин, аналог витамина A, повышает риск рака легких у курильщиков [61]. Прежде чем рекомендовать добавление витамина А в рацион больных, следует более тщательно изучить этот вопрос.

5.11 Селен

Данные о профилактической роли селена при раке мочевого пузыря противоречивы. Helzlsouer и соавт. сообщают о снижении содержания селена в сыворотке у 35 больных впервые диагностированным раком мочевого пузыря [65]. Напротив, в исследовании Nurses Health Study обратной связи между содержанием селена в ногтях на ногах и раком мочевого пузыря не обнаружено [66]. В рандомизированном исследовании потребления селена при раке кожи была показана незначительная связь между потреблением селена и снижением риска рака мочевого пузыря [67]. Для рекомендации селена как протектора требуются дальнейшие исследования.

6. Нестероидные противовоспалительные (НПВС)

Роль НПВС и ингибиторов циклооксигеназы-2 (ЦОГ-2), подгруппы НПВС, в химиопрофилактике рака мочевого пузыря была тщательно изучена. Регулярное применение НПВС связано со снижением риска рака мочевого пузыря на 20%, при этом наибольшее снижение получили при приеме производных уксусной кислоты, например, индометацина или сулиндака [68]. ЦОГ-2 в большей степени экспрессируется в низкодифференцированных опухолях, чем в высокодифференцированных и нормальной слизистой оболочке мочевого пузыря [69,70]. Показано, что ингибиторы ЦОГ-2 подавляют опухолевый рост и повышают выживаемость на моделях рака мочевого пузыря у крыс [71]. Долговременное воздействие ингибиторов ЦОГ-2 связано с небольшим, но значимым повышением сердечно-сосудистых заболеваний, что ограничивает применение этих препаратов в химиопрофилактике рака [72].

7. Перспективы химиопрофилактики рака мочевого пузыря

7.1. Стратегия развития лечения поверхностной TCC: схема ABCDE

Поверхностный рак мочевого пузыря может служить прототипом клинической модели для изучения профилактики и адъювантного лечения [73]. Дизайн и организация исследований по профилактике и лечению поверхностного рака мочевого пузыря включает рациональное сочетание следующих ключевых моментов: (a) препараты (agents) (лекарства, натуральные и синтетические вещества); (b) биомаркеры (biomarkers) (промежуточные точки, отражающие активность опухоли и снижение риска рака); (c) когорты (cohorts) (выборка с высоким риском рецидива или развития рака), (d) дизайн (designs) (эффективные рандомизированные контролируемые исследования, связанные с разработкой препаратов) и (e) конечные точки (endpoints) (клинически значимые исходы), например, снижение частоты рецидивов и прогрессии опухолей [74]. Одна из стратегий вмешательства - применять экспериментальный препарат в качестве адъювантной терапии после резекции поверхностных опухолей мочевого пузыря. Исход можно оценить по частоте рецидивов через 2 года или при длительном наблюдении за течением заболевания. Другой метод - применение экспериментального препарата в качестве неоадъювантной терапии. Ее применяют между постановкой диагноза (цистоскопией) и основным лечением (резекции опухоли). Через небольшой промежуток времени (3 недели - 3 месяца) можно регистрировать реакцию опухоли, окружающей слизистой оболочки и промежуточные биомаркеры в моче. Это позволит быстро оценить действие препарата. Также многообещающая стратегия - сочетание внутрипузырных и адъювантных системных препаратов. Один из новых дизайнов - тройное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование двух экспериментальных пероральных препаратов - зеленого чая (полифенон E) и Эрлотиниба при высокодифференцированных поверхностных опухолях в сочетании внутрипузырным введением БЦЖ. Это исследование состоит из двух параллельных рандомизированных испытаний с обычными контрольными группами.

8. Выводы

Доклинические и немногочисленные клинические данные свидетельствуют о том, что рак мочевого пузыря чувствителен к первичной и вторичной профилактике. Более того, в эпидемиологических исследованиях показано, что природные вещества, например, витамины и растительные препараты, могут обладать профилактическим действием. Рак мочевого пузыря -привлекательная мишень для профилактики, так как за счет выделения с мочой препарат в высоких концентрациях долго воздействует на мочевой пузырь. Кроме того, состояние уротелия легко контролировать высокоэффективными и малоинвазивными методами. Частые рецидивы поверхностного рака мочевого пузыря и низкая скорость прогрессии опухолей, врастающих в мышечный слой, позволяет безопасно и эффективно оценить методы вторичной профилактики с небольшим числом больных и коротким сроком наблюдения. Хотя прогресс в понимании механизмов канцерогенеза рака мочевого пузыря предоставляет новые мишени для профилактики, исследования ограничены тем, что нет адекватных моделей для оценки риска (сочетающих известную генетическую предрасположенность и возможность точной оценки состояния), новых инструментальных методов и суррогатных точек. Разработка валидных суррогатных конечных точек позволит оценить новые методы химиопрофилактики.

Список литературы

  • [1] Jemal A, Murray T, Ward E, Samuels A, Tiwari RC, Ghafoor A, et al. Cancer statistics, 2005. CA Cancer J Clin 2005;55(l): I 10-30.
  • [2] Ries LAG, Eisner MP, Kosary CL, Hankey BF, Miller BA, Clegg L, et al. editors. SEER Cancer Statistics Review, 1975-2002, I National Cancer Institute, Bethesda, MD, https://seer. cancer.gov/csr/1975__2002/, based on November 2004 SEER data submission, posted to the SEER web site 2005.
  • [3] Heney NM, Nocks BN, DalyJJ, Prout Jr GR, NewallJB, Griffin PP, et al. Та and Tl bladder cancer: location, recurrence and progression. Br T Urol 1982;54(2):152-7.
  • [4] Haukaas S, Daehlin L, Maartmann-Moe H, Ulvik NM. The long-term outcome in patients with superficial transitional cell carcinoma of the bladder: a single-institutional experience. BJU Int 1999;83(9):957-63.
  • [5] Hong WK, Sporn MB. Recent advances in chemopreven-tion of cancer. Science 1997;278(5340):1073-7.
  • [6] Hoover R, Cole P. Population trends in cigarette smoking and bladder cancer. Am J Epidemiol 1971;94(5):409-18.
  • [7] Wynder EL, Goldsmith R. The epidemiology of bladder cancer: a second look. Cancer 1977;40(3): 1246-68.
  • [8] Curigliano G, Zhang YJ, Wang LY, Flamini G, Alcini A, Ratto C, et al. Immunohistochemical quantitation of 4-aminobiphenyl-DNA adduces and p53 nuclear overex-pression in Tl bladder cancer of smokers and nonsmo-kers. Carcinogenesis 1996;17(5):911-6.
  • [9] Vineis P, Caporaso N, Tannenbaum SR, Skipper PL, Glogowski J, Bartsch H, et al. Acetylation phenotype, carcinogen-hemoglobin adducts, and cigarette smoking. Cancer Res 1990;50{10):3002-4.
  • [10] Thompson IM, Peek M, Rodriguez FR. The impact of cigarette smoking on stage, grade and number of recurrences of transitional cell carcinoma of the bladder. T Urol 1987;137(3):401-3.
  • [11] Spruck 3rd CH, Rideout 3rd WM, Olumi AF, Ohneseit PF, Yang AS, Tsai YC, et al. Distinct pattern of p53 mutations in bladder cancer: relationship to tobacco usage. Cancer Res 1993;53(5):1162-6.
  • [12] Wallerand H, Bakkar AA, de Medina SG, Pairon JC, Yang YC, Vordos D, et al. Mutations in TP53, but not FGFR3, in urothelial cell carcinoma of the bladder are influenced by smoking: contribution of exogenous versus endogenous carcinogens. Carcinogenesis 2005;26(l):177-84.
  • [13] RaitanenMP, NieminenP.TammelaTL. Impact of tumour grade, stage, number and size, and smoking and sex, on survival in patients with transitional cell carcinoma of the bladder. Br J Urol 1995;76(4):470-4.
  • [14] Brennan P, Bogillot 0, Cordier S, Greiser E, Schill W, Vineis P, et al. Cigarette smoking and bladder cancer in men: a pooled analysis of 11 case-control studies. Int J Cancer 2000;86(2): 289-94. Sj Brennan P, Bogillot 0, Greiser E, Chang-Claude J, Wahrendorf
  • [15], Cordier S, et al. The contribution of cigarette smoking to bladder cancer in women (pooled European data). Cancer Causes Control 2001;12(5):411-7.
  • [16] Morrison AS, Cole P. Epidemiology of bladder cancer. Urol Clin North Am 1976;3(l):13-29.
  • [17] Steineck G, Plato N, Norell SE, Hogstedt С Urothelial cancer and some industry-related chemicals: an evaluation of the epidemiologic literature. Am J Ind Med 1990;17(3):371-91.
  • [18) Silverman DT, Levin LI, Hoover RN, Hartge P. Occupational risks of bladder cancer in the United States: I. White men. J Natl Cancer Inst 1989;81(19):1472-80.
  • [19] Silverman DT, Levin LI, Hoover RN. Occupational risks of bladder cancer in the United States: II Nonwhite men. 1 Natl Cancer Inst 1989;81(19):1480-3.
  • [20] Chiou HY, Chiou ST, Hsu YH, Chou YL, Tseng CH, Wei ML, etal. Incidence of transitional cell carcinoma and arsenic in drinking water: a follow-up study of 8,102 residents in an arseniasis-endemic area in northeastern Taiwan. Am J Epidemiol 2001;153(5):411-S.
  • [21] Lamm SH, Engel A, Kruse MB, Feinleib M, Byrd DM, Lai S, et al. Arsenic in drinking water and bladder cancer mortality in the United States: an analysis based on 133 U.S. counties and 30 years of observation. J Occup Environ Med 20O4;46(3):298-3O6.
  • [22] Morales Suarez-Varela M, Llopis Gonzalez A, Tejerizo Perez ML, Ferrandiz Ferragud ]. Concentration of nitrates in drinking water and its relationship with bladder cancer, J Environ Pathol Toxicol Oncol 1993;12(4):229-36.
  • [23] WeyerPJ, Cerhan JR, Kross ВС, HallbergGR, Kantamneni J, Breuer G, et al. Municipal drinking water nitrate level and cancer risk in older women: the Iowa Women's Health Study. Epidemiology 2001;12(3):327-38.
  • [24] Gulis G, Czompolyova M, Cerhan JR. An ecologic study of nitrate in municipal drinking water and cancer incidence inTmava District, Slovakia. Environ Res 2002;88(3):182-7.
  • [25] Ward MH, Cantor KP, Riley D, Merkle S, Lynch CF. Nitrate in public water supplies and risk of bladder cancer. Epidemiology 2003; 14(2): 183-90.
  • [26] Michaud DS, Spiegelman D, Clinton SK, Rimm EB, Curhan GC, Willett WC, et al. Fluid intake and the risk of bladder cancer in men. N Engl J Med 1999;340(18):1390-7.
  • [27] Geoffroy-Perez B, Cordier S. Fluid consumption and the risk of bladder cancer: results of a multicenter case-control study. Int J Cancer 2001;93(6):880-7.
  • [28] Sala M, Cordier S, Chang-Claude J, Donato F, Escolar-Pujolar A, Fernandez F, et al. Coffee consumption and bladder cancer in nonsmokers: a pooled analysis of case-control studies in European countries. Cancer Causes Control 2Q00;ll(l0):92S-31.
  • [29] Zeegers MP, Kellen E, Buntinx F, van den Brandt PA. The association between smoking, beverage consumption, diet and bladder cancer: a systematic literature review. World J Urol 2004;21(6):392-401.
  • [30] Vena JE, Freudenheim ], Graham S, Marshall J, Zielezny M, Swanson M, et al. Coffee, cigarette smoking, and bladder cancer in western New York. Ann Epidemiol 1993;3(6): 586-91.
  • [31] Dunn SE, Kari FW, French J, Leininger JR, Travlos G, Wilson R, et al. Dietary restriction reduces insulin-like growth factor I levels, which modulates apoptosis, cell proliferation, and tumor progression in p53-deficient mice. Cancer Res 1997;57(21):4667-72.
  • [32] Zhao H, Grossman HB, Spitz MR, Lerner SP, Zhang K, Wu X. Plasma levels of insulin-like growth factor-1 and binding protein-3, and their association with bladder cancer risk. J Urol 2003;169(2):714-7.
  • [33] Riboli E, Gonzalez CA, Lopez-Abente G, Errezola M, Izarzugaza I, Escolar A, et al. Diet and bladder cancer in Spain: a multi-centre case-control study. Int J Cancer 1991;49(2):214-9.
  • [34] Bruemmer B, White E, Vaughan TL, Cheney CL. Nutrient intake in relation to bladder cancer among middle-aged men and women. Am J Epidemiol 1996;144{5):485-95.
  • [35] Steineck G, Hagman U, Gerhardsson M, Norell SE. Vitamin A supplements, fried foods, fat and urothelial cancer. A case-referent study in Stockholm in 1985-1987. Int J Cancer 1990;45(6):1006-ll.
  • [36] Steinmaus CM, Nunez S, Smith AH. Diet and bladder cancer: a meta-analysis of six dietary variables. Am J Epidemiol 2000;151(7):693-702.
  • [37] Food, Nutrition, and the Prevention of Cancer: A Global Perspective. Nutrition 1997;15(6):523-6.
  • [38] Nagano J, Kono S, Preston DL, Moriwaki H, Sharp GB, Koyama K, et al. Bladder-cancer incidence in relation to vegetable and fruit consumption: a prospective study of atomic-bomb survivors. Int J Cancer 2000;86(l):132-8.
  • [39] Bushman JL. Green tea and cancer in humans: a review of the literature. Nutr Cancer 1998;31(3):151-9.
  • [40] Bianchi GD, Cerhan JR, Parker AS, Putnam SD, See WA, Lynch CF, et al. Tea consumption and risk of bladder and kidney cancers in a population-based case-control study. Am J Epidemiol 2000;151(4):377-83.
  • [41] KomoriA, YatsunamiJ, Okabe S, Abe S, HaraK, Suganuma M, et al. Anticarcinogenic activity of green tea polyphe-nols. Jpn J Clin Oncol 1993;23(3):186-90.
  • [42] Chung FL, Morse MA, Eklind KI, Xu Y. Inhibition of tobacco-specific nitrosamine-induced lung tumorigen-esis by compounds derived from cruciferous vegetables and green tea. Ann N Y Acad Sci 1993;686:186-201, discussion 201-202.
  • [43] Sato D. Inhibition of urinary bladder tumors induced by N-butyl-N-(4-hydroxybutyl)-nitrosamine in rats by green tea. Int J Urol 1999;6(2):93-9.
  • [44] Xu GP, Song PJ, Reed PI. Effects of fruit juices, processed vegetable juice, orange peel and green tea on endogenous formation of N-nitrosoproline in subjects from a high-risk area for gastric cancer in Moping County, China. Eur J Cancer Prev 1993;2(4):327-35.

По материалам: UroWeb.ru

Если вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Категория: Статьи, Урология






Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Решите пример: 11 - 4 (ответ прописью)
Ответ:*
Введите код: *